(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

“Корсар” Его Величества

Фото: NZ Defence Force

Фото: NZ Defence Force

Среди новинок прошедшего в начале июня Международного военно-технического форума «Армия 2015» был представлен проект нового тактического беспилотного летательного аппарата (БЛА) «Корсар». Это первый БЛА, представленный Объединенной приборостроительной корпорацией (ОПК) после заявления о том, что именно она получит право координировать всю программу развития малой и средней беспилотной авиации в стране.

О самом беспилотнике пока известно не много. В декабре прошлого года гендиректор ОПК Александр Якунин рассказал лишь, что его назначением станет мониторинг ситуации в радиусе до 50 км. Никаких новых подробностей об аппарате широкой общественности решили не рассказывать и в ходе прошедшей выставки. Его показ проходил в закрытом режиме. Более того, ОПК даже не распространила изображение БЛА. При этом представители компании не стали умалчивать о том, что намерены уже в следующем году начать испытания и поставки в войска, а с 2017 и вовсе перейти к серийному производству.

На кону 320 миллиардов

В начале 2014 года Минобороны заявило о намерении потратить порядка 320 миллиардов рублей на программу оснащения Вооруженных сил БЛА. Вероятно, входящая в Ростех ОПК, расчитывает на кусок этого пирога.

Все началось с того, что в минувшем году министр обороны Сергей Шойгу сообщил о проведении учений, в ходе которых беспилотники использовались для беспрерывного контроля перемещения объектов на протяжении ста часов. По словам главы военного ведомства, с этой задачей справились далеко не все из стоящих на вооружении БЛА. Учитывая, что в России до сих пор не созданы серийные беспилотники длительной продолжительности полета, то речь, вероятно, шла именно о БЛА малого класса. Всего их на начало 2014 года в российской армии насчитывалось более 500 единиц. Это небольшое количество закупленных в Израиле БЛА IAI Searcher Mk II и IAI Bird Eye 400 и российские аппараты от частных компаний, собранные с использованием иностранных комплектующих.

Именно последние составляют большую часть используемых на данный момент аппаратов. Всего на вооружении ВС поступили 5 типов малых отечественных БЛА. Это БЛА от «Ижмаш» – Беспилотные системы» - «Груша» и «Гранат», созданный компанией «Специальный технологический центр» БЛА «Орлан-10», и аппараты от казанского предприятия «Эникс» – «Элерон» и «Тахион».

Не известно какие именно аппараты не оправдали надежд Минобороны, но все они действительно имеют некоторые недостатки. Так, в СМИ появлялась информация, что БЛА «Груша», которые используются формированиями ВДВ и подразделениями ГРУ не могут действовать при температурах ниже -20 градусов и отличаются широким использованием иностранных компонентов, к примеру, ноутбуков управления от Panasonic (японские защищенные ноутбуки отметились на фото и видеоматериалах с различными российскими БЛА).

Тем не менее все эти программы развиваются и информации о явных провалах (как во время первой программы по созданию БЛА для армии 2008-2010 гг) при их эксплуатации не поступает. Общий налёт армейских беспилотников в 2014 г. в 4 раза превысил аналогичные показатели предыдущего года. Но появление "Корсара", по всей видимости, может усложнить для частных производителей дальнейший доступ к госзаказу.

Метод проб и ошибок

Государство в преддверии выделения очередной огромной порции денег на создание БЛА решило отдать координацию по их освоению в руки ОПК. Стоит заметить, что не смотря на то, что корпорация была создана в 2014 году, вошедший в нее концерн «Вега» (который и будет координировать российскую беспилотную программу) уже имеет опыт создания БЛА для нужд армии, причем не вполне однозначный. Концерн известен созданием аппаратов «Луч», «Дрозд», «Типчак» и «Аист». Первый из них так и не поднялся в воздух, а последний и вовсе упал на землю и сгорел на испытаниях 2009 года, оставив свидетельство о качестве работы своих создателей на Youtube.

Но более симптоматична судьба БЛА «Дрозд» и «Типчак», которые вместе с «Аистом» участвовали в первом «призыве» Минобороны, когда ведомство потратило 5 млрд рублей и на выходе не получило ничего. По разным данным военные закупили тогда порядка 30 БЛА «Типчак». Итоги той программы в 2010 году подвел замминистра обороны Владимир Поповкин, который заявил, что «ни один из предложенных промышленностью аппаратов не выдержал программу испытаний».

Те же грабли?

Весь этот бекграунд, тем не менее, не помешал ОПК вместе с «Вегой» стать координатором новой межведомственной программы развития беспилотной авиации на 2016-2025 гг и обещать поставить силовым ведомствам страны к 2025 году «несколько сотен комплексов БЛА различного класса и назначения». Как и в случае с беспилотником «Корсар», программа пока окутана мраком тайны. В пресс-релизе самого ОПК указывалось лишь, что она «определяет финансирование и научно-производственное взаимодействие при разработке критически важных для современных БЛА технологий» и, что предусматривает распределение 30% выделяемых по теме БЛА денежных средств на «полномасштабную разработку беспилотной техники и создание опережающего научно-технического задела». Куда будут потрачены еще 70% средств почему-то не уточняется.

Сейчас программа находится на согласовании в Министерстве промышленности и торговли РФ. Будет ли она изменена или принята в нынешнем виде не так важно, учитывая, что о ней все равно почти ничего не известно. Важно другое – отсутствие понимания властями того, что отдать в руки одного из производителей координацию всей отрасли – значит загубить все альтернативные проекты (опыт с МиГом и "Туполевым" при создании ОАК на пользу не пошел). Без госзаказа частные компании, которые уже наработали определённую технологическую и производственную базу будут вынуждены отказаться от военного направления или попросту будут поглощены государственными корпорациями.

Александр Корольков, оригинал текста опубликован Russia Beyond The Headlines.